Хранитель традиций культуры

Передо мной лежит изданная моими друзьями в позапрошлом году в Тамбове книга писем учителя В.В. Маяковского - поэта, художника, мемуариста, издателя Давида Бурлюка (1882-1967). Книга удивительная! Более 700 страниц текста, фотографии, репродукции живописных работ известного на весь мир мастера. И письма, письма - на протяжении десяти лет они шли из США в СССР, на родину, в милый сердцу Тамбов, где в конце XIX века он жил, в милый сердцу Козлов (Мичуринск), где побывал однажды осенью 1912 года вместе с невестой Марусей - представительницей рода князей Вяземских.
Несколько писем в этой книге - из переписки Д.Д. Бурлюка с мичуринским художником и педагогом Аркадием Васильевичем Платициным, которого мэтр российского кубофутуризма называет «дорогой наш новый друг», а его письмо, подоспевшее за океан к 84-й годовщине рождения мэтра, «милым и дорогим». Своему далёкому корреспонденту Давид Бурлюк рассказал о памятном ему посещении Козлова и Липецка, и сам хотел многое узнать о Козлове-Мичуринске, просил прислать ему фотоснимки старого города. В письме от 30 июня 1966 года Бурлюк пишет: «Козлов - город русского Бэрбэнка, мичуринских яблок... моего соученика по Московскому училищу живописи, ваяния и зодчества А. Герасимова...»
Так в переписке восстановилась связь времён. Молодой наставник мичуринских любителей изобразительного искусства и признанный в мире художник легко нашли общие темы - это Козлов-Мичуринск, живопись А.М. Герасимова, Н.И. Фешина, творчество М. Горького, музеи, мемуары... В письме нашему общему знакомому - тамбовскому коллекционеру Н.А. Никифорову, Бурлюк писал: «Провинциализм, замкнутость, отсталость - недопустимы! Необходимо широкое знакомство, общение со всем, что делается в мире искусства во всём мире!» Эти слова Д.Д. Бурлюка вполне соответствуют той жизни, которую ведёт наш дорогой земляк - почётный гражданин Мичуринска, заслуженный работник культуры России Аркадий Васильевич Платицин.
Учителей рисования в старом Козлове и новом Мичуринске было много, но редко кому из них удавалось преодолеть границы провинциального городка. А тех, кто ставил перед собой и учениками большие задачи, учил не робеть, брать манящие творческие высоты, - и вовсе единицы. Тайны этого козловского-мичуринского чуда скрываются в семье Платициных: музыкально одарённом отце - скрипаче Василии Петровиче и матери Лидии Николаевне, в известном не только жителям Мичуринска, но и далеко за его пределами доме Платициных, доме, где живёт Искусство. В этом доме 16 марта 1923 года наш юбиляр родился, и вся долгая его жизнь идёт в стенах родного дома.
Порог этого дома впервые я переступил в середине 1950-х годов, когда с моим отцом Е.П. Андреевым навещали его дядю А.В. Андреева в подвале дома Платициных, где его семья нашла на два десятка лет приют после того, как в 1937 году моих родных власти выгнали из собственного дома на ул. Полтавской. В юности молодые Андреевы и Аркадий Платицин тесно общались, и мне всегда было приятно, когда в беседах они тепло называли друг друга Аркашей, Женей, Борей, Ниной, Юлей, Славой. Всем им досталась тяжёлая и почётная доля спасать нашу Родину от фашистского нашествия. Недавно мы похоронили последнюю из наших старших - Юлию Александровну Андрееву, ветерана городской медицины, отличную медсестру железнодорожной больницы.
Не в каждом художнике есть талант воспитателя творческой смены, а в Аркадии Васильевиче Платицине талант художника-графика счастливо сочетается с большим педагогическим даром. В начале 1960-х годов я увидел Аркадия Васильевича на занятиях изокружка в Доме пионеров. Мне, как и другим ребятам, занимавшимся в фотокружке у О.И. Живилова, приходилось проходить через изостудию. И я видел, как тихо ходит преподаватель по классу, стоит возле каждого ученика, внимательно смотрит, что-то вполголоса говорит, изредка поправляет рисунок на листе.
Это были почти обыкновенные мальчики и девочки, одно только их выделяло: жажда творчества, жажда самопроявления, реализации своего внутреннего мира. А как выросли его ученики, мальчики и девочки 50-70-х годов, многие стали крупными мастерами, известными во всём мире! Среди них лауреат престижной премии В.И. Хабаров, народный художник России В.Б. Попов, кинооператор Ю.А. Марухин, заслуженный художник России В.В. Сизов, живущий в Париже Володя Попов-Масягин и мастера, известные на Тамбовщине Л.М. Гульшин, А.И. Михайлов, С.С. Волостных, театральный художник М.А. Акерман, прославившие Тарусу Э.Е. Мазнев, В.В. Курьянов... Нужно издать солидный альбом работ самого учителя и всех его учеников как наглядный пример передачи художественной традиции. Счастье отца - воспитать и сына-художника В.А. Платицына, продолжившего дело художника и педагога, и успеть заложить необходимые основы творческой педагогики в своих внуках.
Трудно представить, настолько сложная это задача - стать известным в мире. Трудно также представить, что учитель эту задачу поставил перед вихрастыми непоседами. Как же получилось, что из обычных мальчишек из городских школ получились крупные мастера? Мне кажется, во-первых, что здесь есть элемент чуда. А, во-вторых, это почти невероятное совпадение творческого огня, который горел в Учителе, с ответным желанием его воспитанников стать вровень с педагогом, может быть, когда-нибудь и превзойти его.
Помню свои далёкие впечатления: гордость за тех ребят, которые в середине 1960-х годов смогли достойно заявить о себе на международных выставках детского рисунка в Москве, Дели, Нью-Йорке и других столицах мира. Об успехах кружковцев Аркадия Васильевича часто писала тогда городская газета. Этих публикаций было много. Значит, работа учителя, его тихий голос, отеческое внимание к каждому «птенцу» смогли разбудить в них грандиозные желания, разжечь такой творческий огонь, который продолжает гореть в них на протяжении нескольких десятилетий.
Ученикам было на кого равняться. Аркадий Васильевич - мастер небольших графических работ, обладатель своего узнаваемого стиля, подхода к натуре. Его графика всегда привлекала внимание посетителей городских и областных выставок. Серии, посвящённые Великой Отечественной войне, в сражениях которой он участвовал, детские циклы, пейзажи родного города - всё это волнует и сейчас. Надо вспомнить и его книжные иллюстрации, особенно к книгам тамбовского природолюба и охотника П.Ф. Шаповалова.
И, конечно же, особая фигура Мастера рядом с Аркадием Васильевичем – его младший друг, великий график Станислав Михайлович Никиреев, который, не являясь его прямым учеником (он не учился у него в школе), всегда высоко ценил участие А.В. Платицина в своей творческой жизни, ценил его жизненные принципы, несуетность, возможность, живя в родном городе, общаться с большим миром посредством своих работ.
Мы ещё учились в школе, когда тамбовские власти решили создать художественную школу. Здесь не обошлось без человека, который для развития культуры в нашем городе в 60-80-е годы сделал очень много, – это Лариса Павловна Гончарова, тогдашний руководитель городского отдела культуры, способный поддержать любую ценную инициативу. Её поддержка помогла создать школу и тем самым укрепить в Мичуринске существующие с 1830-х годов художественные традиции.
На весь мир известен сейчас музей народного художника СССР А.М. Герасимова, открывший свои двери в августе 1977 года. Ему предшествовала мысль самого художника - не о своём музее, разумеется, но о том, чтобы в его родном городе появилась художественная галерея. Вопрос об этом постоянно обсуждался на страницах «Мичуринской правды» в конце 1940-х годов.
Неугомонный человек Василий Кириллович Дрокин, близкий к А.М. Герасимову, не просто будил мысль о создании галереи в родном городе, но и просил многих художников-москвичей участвовать в этом благородном деле.
Так у истока замечательного культурного центра в Мичуринске встали народный художник СССР А.М. Герасимов, художник, журналист и краевед В.К. Дрокин, мой учитель - литературовед А.Р. Монастырский, автор идеи создания музея в Доме А.М. Герасимова и автор письма общественности, и, конечно же, А.В. Платицин, советы которого чрезвычайно помогли Тамаре Ильиничне Вороновой при восстановлении здания и организации в нём музея.
Мне дороги встречи с Аркадием Васильевичем в музее А.М. Герасимова, в гостиной его дома, в здании художественной школы на ул. Гоголевской, наши долгие разговоры о памятниках старины, о храмах, о краеведе И.С. Никулине, о таком защитнике козловской старины, как В.К. Дрокин, спасшем своей выдумкой Ильинскую церковь… Когда я пишу о нашем городе, о наших городских архитектурных сокровищах, к которым немилосердны ни время, ни люди, часто мысленно беседую с ним, творцом, пропагандистом и защитником искусства.
Аркадий Васильевич Платицин - наш современник, представитель замечательного ЗОЛОТОГО поколения спасителей человечества от фашизма. Человек, который прославил и прославляет наш город, кто прочнее делает память культуры своим трудом, своей неустанной работой мысли.

Рейтинг@Mail.ru